Закон

“Я не повелся на дешевизну, просто у меня не было выхода” – глава Алданского района

Путину расскажут, как в Якутии живут дети-сироты

Якутские чиновники прекрасно знают, как можно угробить любое хорошее начинание. Стоило государству озаботиться проблемой обеспечения жильем детей-сирот, как у нас быстро нашли, куда их можно спихнуть по дешевке.

В Олекминске и Покровске построили быстровозводимые двухэтажки, в которые торжественно привели выпустившихся из детских домов сирот. Но быстро и дешево, как оказалось, это некачественно. ТайгаПост уже не раз рассказывало о том, как в этих зданиях вспучиваются стены, гниют полы, про трещины и плесень. И еще про то, что стены из гипсокартона вообще ничего не держат: кухонные шкафы на полу, батареи подвязывают к потолку.

Эксперимент на сиротах поставили и в Алдане. В 2015 году администрация района разыграла три конкурса на строительство трехэтажек для детей-сирот. Быстровозводимые объекты из СИП-панелей (народное название «канадская технология») должны были сэкономить по 16 тысяч рублей с каждого квадратного метра. Но быстровозводимое оказалось долгостроем и потребовало дополнительных финансовых вливаний.

В апреле глава Алданского района Северин Поздняков рассказывал ТайгаПост, что к маю первый из двух домов по ул. Дивизионной будет сдан в эксплуатацию (про третий дом по ул.Кузнецова для детей-сирот в Алдане теперь вообще речи нет – он остался в собственности обанкротившегося застройщика – прим.ред.).

4 июня мы снова пришли к Позднякову узнать, как на новом месте чувствуют себя дети-сироты. Оказалось, никак. Место для них не готово.

Северин ПОЗДНЯКОВ рассказал ТайгаПост следующее:

– На сегодняшний день полностью завершено строительство двух домов по Дивизионной. Сейчас проводится конкурс на выбор организации, которая даст оценку, могут ли они эксплуатироваться. В конце прошлого года ЯкутПНИИС уже инспектировал эти дома и дал перечень требований для устранения недостатков. Мы хотим, чтобы он снова пришел и все проверил. Это государственная организация. У частников там что-то купили, перекупили, а мы хотим, чтобы пришла организация с государственной печатью, чтобы ни у кого не было вопросов.

Все работы по ее первому предписанию мы завершили. Экспертный период в районе трех недель, мы надеемся в июне-июле получить заключение.

– Северин Николаевич, положа руку на сердце, не жалеете, что в свое время повелись на дешевизну и стали строить быстровозводимые дома для детей-сирот?

– Понимаете, не то, что я повелся, на тот момент у меня не было выхода. Когда все это начиналось, скакнула цена строительства квадратного метра. Но доведенная до нас цена осталась прежней. Очередь на получение квартир детьми-сиротами остановилась: что делать? Поступило предложение построить дома по технологии, которая уже использовалась в других районах республики. Я специально ездил в Покровск, заходил в эти новые тогда дома. Общался с их жильцами, они говорили, как все здорово. Тогда они прожили в них уже первую зиму и были очень довольны. Поэтому приняли решение применить эту технологию и в Алдане.

Потом началась свистопляска с подрядчиком. Сегодня уже есть судебное решение: взыскать средства за строительство с предпринимателя Деревянко.

– А с него есть что взять?

– Суд определил, что есть. У него там где-то собственность в Новосибирской области и т.д. Стройка-то начиналась достаточно бодренько, это потом она встала. Мы вынуждены были забрать на свой баланс два дома по Дивизионной, чтобы они не оказались в конкурсной массе. А третий по Кузнецова остался на балансе компании Деревянко.

Когда стройка полностью остановилась, мы обратились к депутатам райсовета. И после долгих перепитий договорились: пусть решают профессионалы. Перед ЯкутПНИИС поставили конкретный вопрос: могут ли эти дома эксплуатироваться? ЯкутПНИИС сказал: да, при условии, что будут выполнены такие-то предписания.

– Много предписаний было?

– Нет, перечень не очень большой. Там были, в принципе, замечания по косметике и нужно было сделать водоотведение от свайного фундамента. Они провели изыскания. Они не просто посмотрели на сваи, как есть тут у нас один деятель. Они лазили туда и, более того, обуривали весь дом. Дали заключение, что сваи доходят до каменной плиты.

– Сколько срок эксплуатации домов такого типа?

– По-моему, 30 лет.

– Но вы же теперь в курсе, что произошло с домами для детей-сирот в том же Покровске и Олекминске, которым и десяти лет нет?

– Вопрос нужно делить на два: собственно строительство дома и его последующая эксплуатация. И каменный дом управляющая компания может довести до ручки очень быстро. У нас в районе много домов под переселение. Рядом два одинаковых дома одного и того же года постройки. Но в одном жильцы проявляли заботу о своем доме, а в другом относились к нему попустительски: течет, да и пусть течет. В результате один дом – развалюха, а второй нормальный. Жильцам нормального дома по-человечески обидно, что соседей переселяют, а их жилье не признано аварийным. Поэтому не все зависит от строительства. Важно, и как потом объект будет эксплуатироваться.

– Материалы тоже важны, согласитесь…

– Согласен. Говорят, что в доме из СИП-панелей гвоздь не забьешь. Мы готовы помочь жильцам в развешивании мебели, чтобы это было крепко и надежно. Гвоздь в гипсокартоне держать большую нагрузку действительно не будет, но через планки все можно закрепить. Квартиры получились достаточно хорошие, светлые, теплые.

– Северин Николаевич, два месяца назад с членами Общественной палаты мы побывали в доме по Комсомольской, 19 в Алдане, где тоже живут дети-сироты. Там ужас, что творится: трещины, дыры, плесень.

– 30 мая на сессии райсовета мы выделили деньги на экспертизу этого дома. Пока непонятно, кто должен за это отвечать. Проведем экспертизу, выясним, что происходит, составим смету.

– В апреле мы разговаривали с мэром Алдана Александром Бугаем. Он сказал, что Гершвильдт (местный предприниматель, перестроивший бывшее производственное помещение по Комсомольской, 19 в квартиры для детей-сирот – прим.ред.) за свой счет готов устранить все ляпы, которые появились после сдачи дома в эксплуатацию в 2012 году. Может быть, не стоит тянуть время с конкурсами, экспертизами, тратить бюджетные деньги, если предприниматель сам готов все исправить?

– Мы же не частная лавочка, а орган власти. Чтобы нас не обвинили в какой-то предвзятости, мы должны сделать все официально. Неважно, что Гершвильдт готов за свой счет все исправить. Мы же не знаем, может быть, там конструктивные изменения произошли. Сейчас все замажем, а после следующей зимы жильцы будут опять вам писать, нам, всем. И нам опять идти к Гершвильдту кланяться? Если надо будет, мы пойдем в суд. И через суд заставим его все исправить.

– А есть ли судебная перспектива? Ведь гарантийный срок строительства истек еще в 2017-м.

– Для этого и нужна экспертиза, чтобы понять, кто виновен: или это эксплуатирующая организация дом довела – трубы гнилые, все протекло, или были допущены серьезные просчеты в ходе реконструкции объекта. Конечно, это нехорошо, что люди так живут.

В апреле журналисты ТайгаПост встретились с и.о. прокурора Алданского района и руководителем местного отдела Следкома. Они нас заверили, что каждый по своей линии проводит проверку по указанным домам для детей-сирот. Пора бы уже объявить, кто виноват в том, что происходит.

Сегодня, 13 июня, в Якутске находится председатель комиссии Общественной палаты РФ по ЖКХ, дорогам и строительству Игорь Шпектор. Член ОП РС (Я) Николай Барамыгин на совещании будет делать доклад о том, куда в Якутии расселяют детей-сирот. В доклад Барамыгина вошли и материалы из публикаций ТайгаПост. Издание расскажет, что обо всем этом думает Шпектор, какие выводы лягут на стол Путина. Что за этим последует, можно представить. На последнем медиафоруме ОНФ президенту России рассказали о сиротских домах в нескольких регионах страны. Не прошло и двух недель, как Следственный комитет нашел уголовную халатность у застройщиков и тех, кто принимал халтуру.

Источник: ТайгаПост

Добавить комментарий